понедельник, 18 января 2016 г.

Маниакальные идеи оценки эффективности образования.

Это пост, который должен был написать, но закрутился и забыл. Предыстория такая. Как известно теперешний УрФУ создали путем слияния двух ВУЗов: Университета им. А.М.Горького и УПИ (политехнический институт). Помимо того, что были ведущие ВУЗы, они исповедовали разные корпоративные традиции. В какой-то степени эти различия сохранились и теперь. К чему это я? В УПИшной части УрФУ идет конференция НОТВ (Новые Образовательные Технологии), зато в УрГУшной части проходит конференция по устойчивому развитию, где значительная часть посвящена проблемам образования. Вот про нее расскажу. Общее название: "Устойчивое развитие российских регионов". В этом году - "Российские регионы в фокусе перемен". Вот ссылка. 

Там одним гвоздей было выступление Кадочникова. Он вывший наш, экономист, потом перебрался ы Вышку, как многие с универовской экономики. Я давно слышал, что Минобр в полном соответствии со своим теперешним умонастроением, одержим идеей ввести какой-нибудь очередной KPI (key performance index) для интегральной и окончательной оценки эффективности образования. А как можно измерить насколько эффективное образование? Да очень просто - какую зар.плату получает работник от общества, как оно его ценит. Это вам, необразованным, любой Homo Ecomonicus подтвердит. В общем, встретились два одиночества... Я давно про эту фигню слышал. После долгих мытарств цифры удалось получить и Кадочников излагал первичный материал, без интерпретаций. 

Суть оказалась удивительно проста и по-своему красива. Наибольшие зар.платы имеют не выпускники престижных академических вузов, получившие элитное образование, а студенты "образовательных машин" - платных вузов, с которыми так усиленно пытается бороться наш Минобр. 

На мой взгляд, все на удивление просто. А) академическая вузовская культура никогда не мотивировала на получение высоких зар.плат, скорее она мотивирует на поиск "интересной работы". Б) на зар.плату как раз мотивируют платные вузы, когда студент вынужден искать деньги, чтобы учиться, понимает их ценность, и заинтересован их "отбить".

PS
Не знаю, опубликуют они сведения или нет. Может потом - в обработанном и подогнанном виде.

PPS
Мне понравился еще такой инновационный прикол.
Открытая лекция и презентация книги «Региональная экономика и пространственное развитие» (автограф- и фотосессия с автором)

Леонид Лимонов, профессор, академический директор МОП ГМУ, заведующий лабораторией урбанистических исследований НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург, генеральный директор АНО МЦСЭИ «Леонтьевский центр»
PPPS
И немного морализаторства напоследок. В последнее с удовольствие читаю К.Победоносцева, который во наших школьных учебниках поминался исключительно как реакционер и душитель свобод. Тогда и запомнил эту фамилию. Сейчас смотрю - умнейший человек. Консерватор. Вот несколько его цитат из книги "Болезни нашего времени".

Общая и господствующая болезнь у всех так называемых государственных людей - честолюбие или желание прославиться. Жизнь течет в наше время с непомерной быстротою, государственные деятели часто меняются, и потому каждый, покуда у места, горит нетерпением прославиться поскорее, пока еще есть время и пока в руках кормило. Скучно поднимать нить на том месте, на котором покинул ее предшественник, скучно заниматься мелкою работой организации и улучшения текущих дел и существующих учреждений. И всякому хочется переделать все свое дело заново, поставить его на новом основании, очистить себе ровное поле, tabula rasa, и на этом поле творить, ибо всякий предполагает в себе творческую силу. Из чего творить, какие есть под рукою материалы, - в этом редко кто делает себе явственный отчет с практическим разумением дела. Нравится именно высший прием творчества - творить из ничего, и возбужденное воображение подсказывает на все возражения известные ответы: "учреждение само поддержит себя, учреждение создаст людей, люди явятся", и т.п. Замечательно, что этот прием тем соблазнительнее, тем сильнее увлекает мысль государственного деятеля, чем менее он приготовлен знанием и опытом к своему званню. Этот прием соблазнителен еще и тем, что, прикрывая действительное знание, он дает широкое поле действию политического шарлатанства и помогает прославиться самым дешевым способом. Где требуется деятельное управление делом, знание дела, направление и усовершенствование существующего, там опытного и знающего нетрудно распознать от невежды и пустозвона; но где начинают с осуждения и отрицания существующего и где требуется организовать дело вновь, по расхваленному чертежу, на прославленных началах - там чертеж и начало на первом плане, там можно без прямого знания дела аргументировать общими фразами, внешним совершенством конструкции, указанием на образцы, существующие где-то за морем и за горами; на этом поле нелегко бывает отличить умелого от незнающего и шарлатана от дельного человека; на этом поле всякий великий человек может, ничего не смысля в деле и не давая себе большого труда, защищать какой бы то ни было проект преобразования, составленный в подначальных канцеляриях кем-нибудь из малых преобразователей, подстрекаемых тоже желанием дешево прославиться.

Есть термины, износившиеся до пошлости от того, что их беспрерывно употребляют без определительной мысли, от того, что их слышишь во всяком углу от всякого, и, произнося их, глупый готов почитать себя умным, невежда воображает себя стоящим на высоте знания. До того может износиться ходячее на рынке слово, что серьезному человеку становится уже совестно употреблять его: он чувствует, что это слово, прозвучав в воздухе, принимает отражение всех пустых и пошлых представлений, с которыми ежеминутно произносится оно на рынке ходячей фразы. Тогда наступает пора сдать такой термин в кладовую мысли: надо ему вылежаться в покое, надо ему очиститься в глубоком горниле самоиспытующей мысли, пока может оно снова явиться на свет ясным и определенным ее выражением.
Такая судьба угрожает, кажется, одному из любимых наших терминов: развивать, развитие. В книгах, в брошюрах, в руководящих статьях и фельетонах, в застольных речах, в проповедях, в салонных разговорах, в официальных бумагах, на лекциях, в уроках гимназии и народной школы, - всюду прожужжало слух это ходячее слово, и уже тоска нападает на душу, когда оно произносится. Пора бы, кажется, приняться за серьезную проверку понятия, которое в этом слове заключается; пора бы вспомнить, что этот термин: развитие, не имеет определительного смысла без связи с другим термином: сосредоточение. Пора бы обратиться за разъяснением понятий к общей матери и учительнице - природе. От нее нетрудно научиться, что всякое развитие происходит из центра и без центра немыслимо, - что ни один цветок не распустится из почки и ни в одном цветке не завяжется плод, если иссохнет центр зиждительной сиды образования и обращения соков. Но о природе мы, как на беду забыли, и не справляясь с нею, составляем свои детские рецепты развития: в цветочной почке мы хотим механически раскрыть и расправить лепестки грубою рукою прежде, нежели настала им пора раскрыться внутренним действием природной силы, - и разумеется, и называем это развитием: мы только уродуем почку, и раскрытые нами лепестки засыхают без здорового цветения, без надежды на плод здоровый! Не безумное ли это дело? и не похоже ли оно на фантазию того ребенка в басне, который думал чашкою вычерпать море?
А сколько является отовсюду таких безумных ребят, таких непризванных развивателей и учителей! Страсть их к развиванию доходит до фанатизма, и нет такого глупца и невежды, который не считал бы себя способным развивать кого-нибудь. Но пусть бы одни носились с своею неразумною старстью: всего поразительнее то, что вместе с ними, иногда вслед за ними, и люди, по-видимому, разумные, люди серьезной мысли, точно околдованные волшебным словом, ходячею монетой рынка, принимаются повторять его, поддакивать ему, и на этом слове, на смутном понятии, с ним соединяемом, стороят целые системы образовательной и педагогической деятельности.

4 комментария:

  1. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить
  2. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить
  3. Александр Николаевич, согласна с Вами , по поводу "На мой взгляд, все на удивление просто. А) академическая вузовская культура никогда не мотивировала на получение высоких зар.плат, скорее она мотивирует на поиск "интересной работы". Б) на зар.плату как раз мотивируют платные вузы, когда студент вынужден искать деньги, чтобы учиться, понимает их ценность, и заинтересован их "отбить".
    Практический опыт говорит, что, закончив школу и плавно переместившись в Вуз, студенты по инерции продолжают учиться как в школе. Студенты, обучающиеся платно, чаще задумываются, что образование стоит денег и получив его, надо работать. Они начинают раньше работать, они быстрее взрослеют, они выстраивают коммуникации с работодателями, что в конечном счете складывается для них более благоприятно. Отсюда и более высокие зарплаты. Хочу сказать, что многие классические преподаватели, как раз наоборот, относятся к студентам-платникам как к людям более низкого сорта, им не нравится, когда студенты вдобавок из-за работы еще и лекции пропускают, и учатся "вдогонку". И мои попытки разубедить преподавателей в этом не приводили к успеху

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Про то и речь. Все это всегда было известно тем, кто хоть немного постоял в аудитории. Только для нашего Минобра - открытие.

      Удалить

Лицензия Creative Commons
Произведение «Блог "Эффективное дистанционное образование"» созданное автором по имени А.Н.Гущин, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 3.0 Непортированная.
Основано на произведении с an1954.blogspot.ru. на следующий (также выделен полужирным шрифтом):